Lingwish.ru

Онлайн журнал
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Реабилитация репрессированных в годы ВОВ народов Крыма

Раскрыть архивы и «вернуться домой»: защитить права репрессированных

Когда шли репрессии

Политические репрессии начались в Советской России сразу после октябрьской революции 1917 года. От них страдали граждане самых разных слоев и профессий: начиная с бывших царских чиновников и полицейских, заканчивая священниками и фотографами. По-настоящему массовый характер расправы над «неугодными» приобрели в 1930-е годы и с разной степенью интенсивности продолжались вплоть до смерти Иосифа Сталина весной 1953 года. По подсчетам историка Арсения Рогинского, число репрессированных в период с 1921 по 1953 годы составило около 5,5 млн человек. Из них к 2016 году реабилитировали почти 400 000 человек, рассказывал начальник управления Главной военной прокуратуры Игорь Шаболтанов.

При этом процесс реабилитации проходил в два этапа. Первый из них начался в 1953 года сразу после смерти Сталина. Тогда по решению высших партийных и госорганов СССР советская прокуратура стала проверять уголовные дела в отношении лиц, осужденных за госпреступления. По данным Шаболтанова, с 1953 по 1961 годы сняли обвинения почти с 270 000 невинно осужденных граждан, считая тех, кого незаконно репрессировали в годы Великой отечественной войны.

Второй этап начался уже после развала СССР. В 1991 году приняли отдельный Закон «О реабилитации жертв политических репрессий» №1761-1. Юрист “Команды 29” Валерия Ветошкина называет именно этот момент «отправной точкой» в процессе признания самого факта тех репрессий на законодательном уровне. В преамбуле этого акта власти напрямую признают и осуждают факт политических расправ, произошедших в советские годы.

Сложности с реабилитацией на практике

Правда, на практике до сих пор непросто добиться реализации некоторых положений этого закона. Одни из проблем касается возврата имущества, которого люди лишились в результате репрессий. Действующее законодательство предусматривает компенсации реабилитированным или их наследникам за активы, которые забрала советская власть (Постановление правительства от 12 августа 1994 года № 926). Но эти деньги можно получить только в том случае, если “имеются документы о характере, состоянии и количестве имущества, на основании чего его возможно оценить”. Предоставить такие бумаги большинству потенциальных получателей компенсации сложно. В тех условиях, когда люди лишались своего имущества, они просто не могли его никак описать или задокументировать: «Порой все происходило во внесудебном порядке».

Источник: аналитический доклад «Между местью и забвением: концепция переходного правосудия для России» Николая Бобринского и Станислава Дмитриевского

Юрист ПЦ «Мемориал» Марина Агальцова рассказывает, что российская прокуратура вне зависимости от обращений граждан с 1991 по 2004 годы занималась массовой реабилитацией репрессированных. Сейчас закон, регулирующий эту сферу, применяется значительно реже. Практики по таким вопросам практически нет, что вызывает сложности, констатирует эксперт. Она приводит в пример дело одного из своих доверителей, который хотел реабилитировать своего дедушку, расстрелянного по приговору «тройки» ОГПУ за кражу кирпичей со стройки. Для чего внук сначала обратился в прокуратуру, но безрезультатно, а затем пошел в суд (дело № 2а-2021/2018).

«Тройки» НКВД были внесудебными органами репрессий против «антисоветских элементов» в 1937–1938 годах. Они могли выносить любые приговоры, вплоть до смертных, и состояли из трех человек, одним из которых был прокурор.

По Закону о реабилитации в подобных случаях нужно сначала подать заявление в надзорный орган, а возможный отказ оттуда обжаловать потом в судебном порядке. Такая логика понятна, потому что репрессированные по приговорам ОГПУ или «тройками» НКВД оказались лишены нормального суда, рассуждает Агальцова. Она подчеркивает, что эти органы были настоящими «расстрельными конвейерами»: рассматривали в день до 500 дел без участия обвиняемого или его адвоката. Право на обжалование таких решений отсутствовало.

Нормативный акт 1991 года четко закрепляет право на пересмотр подобных дел не только надзорным органом, но и судом. Вместе с тем, принятый позднее ФЗ «О прокуратуре» запрещает вмешательство в прокурорский надзор. Ссылаясь на этот принцип, суды отказали заявителю обжаловать отказ прокуратуры реабилитировать дедушку по делу о краже кирпичей. В июле 2020 года мы обжаловали такую коллизию в Конституционный суд, рассказала Агальцова. Пока документ находится на изучении судьями КС.

Раскрыть виновных и узнать судьбы нереабилитированных

До сих пор сложно ознакомиться с делами тех репрессированных, кого не реабилитировали. Действующее законодательство этот момент никак не регулирует. Пользуясь подобным правовым пробелом, силовые ведомства долгое время отказывались предоставлять документы о таких жертвах даже их родственникам. Они ссылались на п. 5 совместного приказа Минкульта, МВД и ФСБ от 25 июля 2006 года № 375/584/352. Там указано: если граждане обращаются за доступом к делам людей, которым отказано в реабилитации, архив должен выдать справку о пересмотре дела.

Ситуация изменилась год назад, когда Верховный суд обязал ГУ МВД ознакомить актера Георгия Шахета с материалами уголовного дела его деда, Павла Заботина (дело № 5-КА19-20). Того расстреляли в 1933 году по решению «тройки». ВС признал решение полицейского ведомства незаконным, а ссылку на п. 5 приказа № 375/584/352 некорректной для подобных ситуаций. Агальцова объясняет, что в таких случаях нужно применяться ФЗ «Об архивном деле». Согласно нему, как только уголовные дела попадают в архив, на них больше не распространяются понятия «тайна следствия» и «тайна судопроизводства». А через 75 лет после создания бумаг перестают действовать ограничения, связанные с защитой персональных данных и семейной тайны. Значит, доступ к ним могут получить не только родственники, но и исследователи. Более того, «тройки» были внесудебными органами, поэтому на их действия вообще не должна распространяться тайна судопроизводства, объясняет Агальцов.

По ее словам, после прошлогоднего решения ВС архивы МВД стали предоставлять доступ к материалам нереабилитированных. А вот архивы ФСБ до сих пор отказываются это делать. Еще один шаг, чтобы переломить эту практику, юристы «Мемориала» уже сделали. Центральный районный суд г. Барнаула удовлетворил иск Александра Котенкова, который требовал у УФСБ по Алтайскому краю предоставить архивные документы о своем прадеде, расстрелянного как «врага народа» в 1930 году (дело № 2а-3533/2020

М-3243/2020). При этом в обоснование такого решения райсуд сослался именно на выводы из акта ВС по делу Шахета.

Еще одна трудность связана с тем, чтобы доказать факт расправы именно по политическим мотивам. В 2019 году Сергея Тарасова лишили статуса жертвы репрессий после того, как прокуратура республики Коми пересчитала срок его отца – заключенного одного из лагерей Воркуты. В ведомстве указали, что к моменту рождения сына Тарасов-старший уже отбыл срок по «политической» статье и оставался в лагере по «бытовой» — за хищение социмущества. Значит, заявитель не может считаться жертвой политических репрессий. Юристы «Команды 29» в интересах Тарасова обжаловали это решение через Генеральную прокуратуру, а потом в суд, но безрезультатно (дело № 2а-3721/2020). Надзорный орган и две инстанции ему отказали, посчитав выводы республиканского прокурора обоснованными. По словам Ветошкиной, сейчас они с коллегами ждут мотивировочную часть решения из апелляции, чтобы понимать, какие действия предпринимать дальше.

Особенно непросто узнать имена тех, кто непосредственно участвовал в репрессиях. «Мемориал» дважды обращался в Генпрокуратуру с просьбами предоставить информацию об 11 прокурорах — участниках «троек». Материалы были нужны для исторического справочника. Надзорное ведомство отказалось давать такую информацию, а Тверской районный суд г. Москвы признал такое решение законным, сославшись на защиту персональных данных. Первая инстанция посчитала, что подобные сведения нельзя раскрывать без согласия наследников этих прокуроров. Сейчас эти выводы юристы «Мемориала» обжаловали в апелляцию. Заседание пока не состоялось.

«Вернуться домой»

Другой серьезной проблемой оказалось получить жилье детям репрессированных, которое им полагается по закону. Алиса Мейсснер, Елизавета Михайлова и Евгения Шашева должны были появиться на свет в Москве. Но вместо этого родились на спецпоселениях ГУЛАГа или за «сто первым километром» — там, куда в 1930-1940-е годы выслали их родителей-москвичей. В ссылке они живут всю свою жизнь. В советские годы вернуться мешал режим прописки. В начале 1990-х ограничения отменили, но купить московское жильё пенсионеркам не по силам — взамен своей квартиры в вятском посёлке в 20 километрах от бывшего спецпоселения ГУЛАГа Мейсснер может приобрести лишь полтора квадратных метра в Москве.

Год назад юристы Института права и публичной политики в интересах этих пенсионеров и других жертв репрессий смогли признать неконституционной ст. 13 Закона о реабилитации. КС посчитал спорную норму таковой из-за того, что она четко не определяет порядок выдачи квартир этим гражданам. Суд постановил, что власти обязаны стремиться к «возможно более полному возмещению такого вреда на основе максимально возможного использования имеющихся средств и финансово-экономического потенциала».

Чтобы исполнить решение Конституционного суда, депутатам Госдумы нужно изменить Закон «О реабилитации жертв политических репрессий» и региональное законодательство. Один из законопроектов на эту тему подготовил Минстрой, второе внесли на рассмотрение в парламент лидеры фракции «Справедливая Россия» — Сергей Миронов и Елена Хованская. Документы друг от друга кардинально отличаются. Чиновники предлагают оставить жилищное обеспечение жертв репрессий в ведении регионов. Это означает, что пострадавшие попадут в самый конец очереди на соцжилье и смогут получить его лишь через несколько десятков лет.

КритерийЗаконопроект от МинстрояЗаконопроект от «Справедливой России»
Кто финансирует выделение жильяРегиональный бюджетФедеральный бюджет
Сколько ждать выдачу жильяВ порядке общей очереди за соцжильемНе больше 1 года после подачи заявления
Отзыв ПравительстваПоложительныйНегативный
Читать еще:  Кто относится к инженерно техническому персоналу

Сейчас в России осталось в живых лишь 1500 жертв репрессий, ожидающих переезда. Таких людей становится меньше с каждым годом и через 10-15 лет возвращаться будет уже некому. Правительственный законопроект специально написан так, чтобы люди, которым государство когда-то причинило тяжкий вред, так и не получили никакого возмещения, уверен юрист Григорий Вайпан, представлявший интересы заявителей в КС. Сегодня более 100 депутатов Мосгордумы и муниципальных советов Москвы направили в Госдуму письмо, где потребовали исполнить решение КС по делу о жилищных компенсациях жертвам репрессий.

За помощь в подготовке материала редакция благодарит:

— Начальника юридического отдела Музея истории ГУЛАГа Майю Байдакову,

— Доктора исторических наук, замдиректора Музея истории ГУЛАГа по научной работе Галину Иванову

— Руководителя Центра документации Музея истории ГУЛАГа Марию Лоцманову

— Члена Совета по правам человека при Президенте РФ Ольгу Сидорович

Депортация крымских татар

Во время войны по обвинению в пособничестве фашистам были депортированы калмыки, немцы, финны, крымские татары, карачаевцы, чеченцы, балкарцы, турки-месхетинцы, молдаване. Эти народы понесли огромные потери в демографическом, экономическом и культурном плане.

В СССР депортация была одной из форм репрессий, инструментом советской демографической и национальной политики. В ноябре 1989 г. Верховный Совет СССР признал депортацию крымских татар незаконной и преступной. Закон РСФСР от 26 апреля 1991 года №1107-1 «О реабилитации репрессированных народов» признал депортации народов в СССР актом геноцида. Ст. 4 данного закона провозгласила, что агитация, препятствующая реабилитации репрессированных народов, подвергшихся клеветническим нападкам, не допускается, а лица, совершающие такие действия, должны привлекаться к ответственности.

В числе возможных причин депортации называется недоверие национальным меньшинствам, населявшим приграничные районы СССР с Турцией. Благонадежным считалось славянское население страны, а неблагонадежными — неславянские, прежде всего, тюркские народы или те этнические группы, которые жили вдоль границы страны. Иностранное гражданство, национальная или религиозная близость к стране, с которой Россия находилась в состоянии войны тоже считались признаками неблагонадежности.

Известно, что в СССР обсуждался и «еврейский вопрос», и одним из вариантов решения этой проблемы рассматривалось создание еврейской автономии в Крыму. Подтверждением этой версии служит массовое переселение евреев в Крым, начиная с 20-х гг. Созданный в 1924 г. Комитет по земельному устройству еврейских трудящихся во главе с Петром Смидовичем принимает решение: «в качестве районов поселения еврейских трудящихся наметить в первую очередь свободные площади, находящиеся в районе существующих еврейских колоний на юге Украины, а также Северный Крым». Политика переселения евреев была довольно успешной; так, перепись 1939 г. показала четырехкратное увеличение количества евреев в Крыму по сравнению с 1926 г. — с 16 593 до 65 452 человек.

Фото: wikipedia.org

Инструкция: как добиться реабилитации репрессированного человека

Куда писать заявление о реабилитации, нужно ли доказывать родство с репрессированным и почему в России происходит конфликт законов, которого быть не должно.

«Материал подготовлен в партнерстве с Международным историко-просветительским правозащитным обществом «Мемориал»»

Массовым политическим репрессиям с конца 1920-х до 1950-х годов в Советском Союзе подверглись миллионы людей. Репрессии были разные: кого-то арестовывали и расстреливали по решению «тройки» (внесудебный орган уголовного преследования) или других органов, нередко прямо в день вынесения приговора; других раскулачивали в административном порядке и высылали в отдаленные районы страны; кого-то депортировали из родных мест по национальному признаку.

Точное число жертв назвать трудно — многие были репрессированы неоднократно. Всего органы госбезопасности СССР за весь период своей деятельности арестовали около 7 миллионов человек, из них не менее 5 миллионов — по политическим обвинениям.

Часть этих людей была реабилитирована вскоре после смерти Сталина, но после отставки Хрущева процесс реабилитации практически прекратился на долгие годы. В годы перестройки реабилитация возобновилась и осуществлялась по Указу «О восстановлении прав всех жертв политических репрессий 1920–1950‑х годов», подписанному Горбачевым. И только под конец существования СССР, 18 октября 1991 года, Верховным Советом РСФСР был принят Федеральный закон «О реабилитации жертв политических репрессий». В соответствии с ним люди получали право доказать, что они стали жертвами политического режима, и восстановить свое доброе имя.

Фото: Leon Overweel, Unsplash

Изучить закон «О реабилитации»

В Федеральном законе «О реабилитации жертв политических репрессий» дано определение политических репрессий и перечислены категории лиц, имеющих право на реабилитацию. За несколько лет после принятия закона органы прокуратуры рассмотрели почти 1 миллион заявлений от граждан и реабилитировали почти 400 тысяч человек. В 1992 году на основании указа Президента РФ была создана Комиссия по реабилитации жертв политических репрессий, среди задач которой была координация работы органов власти по реабилитации и информирование общественности о масштабах и характере политических репрессий.

Найти репрессированного родственника

О том, что в вашем роду были репрессированные, вы можете и не знать: в советские времена люди часто предпочитали не вспоминать трагичные моменты из жизни семьи, замалчивали некоторые факты из биографии, и потомки могли так и остаться в неведении.

В 1991 году президент Борис Ельцин подписал указ № 82, согласно которому документы из архивов КГБ должны были быть переданы в государственные архивы. Таким образом, прекращенные уголовные дела репрессированных и реабилитированных, фильтрационные дела советских военнопленных и репатриированных граждан становились доступны широкой публике. Оказались в некоторой части открыты и фонды делопроизводства КГБ: приказы, статистика, отчеты. Указ так и не был выполнен в полном объеме: в октябре 1999 года он был отменен новым указом президента № 1359.

После принятия Закона о реабилитации и открытии доступа в архивы в разных регионах бывшего СССР стали создавать Книги памяти.

В 1998 году, чтобы систематизировать доступную информацию, общество «Мемориал» начало один из старейших своих проектов — создание единой базы данных «Жертвы политического террора в СССР». Туда вошло больше 3 млн имен репрессированных и впоследствии реабилитированных людей из региональных книг памяти. Объем информации в разных книгах разный: напротив некоторых имен — только даты рождения и ареста, напротив других — номер статьи, приговор, дата его исполнения и реабилитации.

Прежде чем начинать процесс реабилитации кого-либо, убедитесь, что этот человек еще не реабилитирован.

Написать заявление в органы

Чем больше вы соберете информации о репрессированном родственнике, тем выше шансы на успех у вашего заявления о реабилитации. Как минимум, желательно знать имя, дату и место рождения, но если известны место жительства, профессия и место работы на момент ареста, дата ареста, приговор, то это существенно увеличивает вероятность, что в архиве быстро найдут информацию о нужном человеке.

Фото: Brandi Redd, Unsplash

Подавать заявление нужно либо в прокуратуру (если дело, по которому проходил человек, было уголовным) либо в органы внутренних дел (если речь идет об административном аресте). Если человек был отправлен в лагерь или расстрелян, то это уголовное дело. В случае раскулачивания и дальнейшей ссылки речь, вероятно, идет об административном деле. Если вам точно не известна судьба родственника, можно написать два заявления и подать их в оба органа. Обращаться следует в управление ФСБ или МВД по тому региону, где человек был арестован. Если вы не располагаете информацией о месте ареста, пишите в органы региона по своему месту жительства.

Доказать родство с человеком

В ст. 6 Закона «О реабилитации жертв политических репрессий» написано, что подать заявление о реабилитации может сам репрессированный, а также любое лицо или общественная организация. То есть инициировать процесс реабилитации можно даже в отношении незнакомого человека, а не только своего родственника. Другой вопрос, что для получения каких-либо архивных документов (копий, справок, выписок) может потребоваться документально подтвердить родство с человеком. Например, если захотите получить справку о смерти или рождении своего родственника (даже если событие произошло в прошлом веке), органы ЗАГСа совершенно точно попросят предоставить документы, подтверждающие вашу родственную связь.

Дождаться ответа прокуратуры или МВД

После получения вашего заявления о реабилитации прокуратура либо МВД (в зависимости от того, по какой статье был привлечен репрессированный человек и куда вы подали заявление) запрашивает материалы в архивах и на основании полученных документов устанавливает, был ли факт политической репрессии. Доказательством репрессии может быть как приговор суда или решение внесудебного органа («тройки», «двойки», особого совещания, коллегии Особого государственного политического управления), так и решение сельсовета или райисполкома о раскулачивании, даже если по этому факту нет каких-то судебных решений. Срок рассмотрения заявлений о реабилитации по закону не может превышать трех месяцев.

При благоприятном исходе заявитель получает справку о реабилитации, которая подтверждает необоснованность репрессии и факт реабилитации.

Если вы родственник реабилитированного или с момента репрессии прошло более 75 лет, то вы имеете право ознакомиться с делом. Более того, родственник может получить копии документов из дела и личные документы реабилитированного, если они есть в деле.

В случае, если органы МВД или прокуратура не находят оснований для реабилитации, они должны составить заключение об отказе в реабилитации. Если в отношении человека было расследование, но его не осудили, прокуратура направляет отказ в реабилитации заявителю. Если человек все-таки был осужден, прокуратура должна передать дело с отказом для утверждения в суд (хотя иногда она пренебрегает этой обязанностью).

Смысл такой процедуры в том, что репрессированного человека в свое время лишили права на цивилизованный суд (как правило, у него не было права участвовать в процессе — приговор выносился заочно, не было защитника, не было права обжаловать приговор), и теперь для восстановления его прав необходимо, чтобы суд рассмотрел дело заново — в нормальном судебном процессе — и после этого решил, реабилитировать человека или нет.

После этого у вас два пути: либо принять это и спокойно жить дальше, либо обратиться в суд (в законе «О реабилитации» сказано, что решение об отказе в реабилитации можно обжаловать).

Быть готовым идти в суд

Адвокат Международного историко-просветительского правозащитного общества «Мемориал» Марина Агальцова вместе с юристами «Команды 29» занимается делом актера Георгия Шахета. Из единой базы «Мемориала» Шахет узнал, что его дед Павел Заботин был расстрелян по решению «тройки» 85 лет назад — в 1933 году. Чтобы узнать подробности этой истории, Шахет запросил материалы дела Заботина в Главном управлении МВД, но там актеру отказали, мотивировав тем, что Заботин был осужден по уголовной статье, а закон «О реабилитации жертв репрессий» предусматривает доступ к материалам дела только в случае, если статья была политической.

Читать еще:  ВС пояснил вопрос о возврате подарочного сертификата

Первые суды Шахет проиграл — актеру отказывали в доступе к материалам дела по той же причине. Тогда Агальцова подала заявление на реабилитацию в надежде, что, даже если прокуратура откажет в реабилитации Заботина, то при судебной реабилитации прокуратура будет обязана принести документы в суд. Но прокуратура в реабилитации отказала и в суд документы не передала. Суд подтвердил, что прокуратура была права, не передав документы.

Тогда Агальцова подала кассационную жалобу на приговор Заботину 1933 года. Однако Мосгорсуд отказал в принятии жалобы, заявив, что в деле имеется политическая репрессия. Получалось, что реабилитации нужно было добиваться через прокуратуру. По словам Марины, это очень интересное противоречие в законодательстве, разбирательство по которому еще впереди.

Фото: Wesley Tingey, Unsplash

Но вопрос о доступе все-таки удалось решить. Адвокаты доказывали в суде, что в деле Шахета должен применяться Федеральный закон «Об архивном деле». По закону, спустя 75 лет с даты создания документов перестают действовать ограничения, связанные с защитой личной и семейной тайны, а закон о персональных данных на архивные документы вообще не распространяется. Таким образом, доступ к этим делам могут получить не только родственники, но и исследователи. А тайна судопроизводства и вовсе не имеет отношения к делу, поскольку «тройки» были внесудебными органами и никакого судопроизводства не осуществляли.

В итоге 5 июля 2019 года Верховный суд РФ постановил, что доступ к материалам нереабилитированных регулируется только законом «Об архивном деле», а не Тройственным положением (совместным приказом ФСБ, МВД и Росархива), которым раньше суды аргументировали свои отказы.

Верховный суд РФ также указал, что тайна следствия и судопроизводства не распространяется на запрашиваемые документы, отменил решения нижестоящих судов и обязал МВД предоставить Шахету доступ к материалам. На это решение теперь можно при необходимости ссылаться, хотя в России не прецедентное право, авторитет Верховного суда все же имеет значение.

Не откладывать дело на потом

Процесс реабилитации человека со временем не становится проще. Некоторые архивные документы уничтожаются просто потому, что госорганы не видят в них ценности. Уходят старшие поколения, и гибнут семейные архивы — собрать сведения, необходимые для реабилитации и подтверждения родства становится труднее. Поэтому, если вы хотите восстановить доброе имя своего родственника, самое время этим заняться.

Подписывайтесь на канал АСИ в Яндекс.Дзен.

50 лет назад умер бывший «президент» СССР Шверник

Председатель Президиума Верховного Совета СССР Николай Шверник (слева) вручает орден Ленина и Золотую Звезду Героя Советского Союза гвардии капитану Василию Кузьминову

РИА «Новости»

50 лет назад, 24 декабря 1970 года, в Москве скончался пенсионер союзного значения Николай Шверник — бывший номинальный руководитель СССР. Его похоронили на Красной площади.

Работал токарем, воевал против Деникина

Согласно историку Александру Пыжникову, соратник Иосифа Сталина и Никиты Хрущева происходил из старообрядческой среды. Правильной формой написания фамилии было Шверников. Однако у отца, отставного фельдфебеля, обнаружилась путаница в метрических данных, отразившаяся затем и в документах. Шверник-старший работал на петербургских фабриках, а мать большевика была ткачихой. Будущий политик трудился токарем на электротехническом заводе Дюфлона. Рабочий контингент предприятия состоял из русских и адаптированных к промышленному производству эстонцев. Словом, Шверник вышел из тех кругов, которые позднее считались элитой большевистской партии: питерец, сын рабочего и сам пролетарий со стажем.

«Скитаясь из города в город, переходя с завода на завод, подвергаясь непрерывным преследованиям царских жандармов и неоднократным арестам, Николай Михайлович весь, без остатка, отдается революционной деятельности», — так характеризовала Шверника советская печать в 1940 году.

Социальным лифтом для него стала Октябрьская революция 1917 года.

От РКП(б) он получил назначение председателем Всероссийского комитета рабочих артиллерийских заводов. С началом Гражданской войны Шверник отправился воевать в рядах Красной армии — сначала на Восточном фронте против восставшего Чехословацкого корпуса, затем — против войск Антона Деникина на Юге России.

Президиума Верховного Совета СССР Николай Михайлович Шверник. Точная дата съемки не установлена

Борис Пушкин/ТАСС

Сегодня его имя порядком забыто, если не сказать — вымыто из отечественной истории. Хотя в свое время Шверник играл очень важную роль в Советском государстве. Перейдя после Гражданской войны на профсоюзную работу, он занимал высокие посты вплоть до середины 1960-х — до начала эпохи Леонида Брежнева. То есть, сложенная про другого политического тяжеловеса Анастаса Микояна поговорка — «От Ильича до Ильича без инфаркта и паралича» — относится и к Швернику тоже. Оба покинули большую политику по схожим причинам: понемногу освоившись в кресле первого секретаря ЦК КПСС, Брежнев принялся чистить высшие эшелоны власти от «хрущевских» кадров и ставить своих людей.

Боролся с самогонщиками

В 1923 году Шверника бросили сражаться с самогоноварением. В разгаре был нэп, расцветала культура коммерческих питейных заведений. Война уходила в прошлое — правительство издало постановление о возобновлении производства и торговли спиртными напитками в СССР. «Водочные» деньги тогда составили немалую долю государственного бюджета. Однако по наполнению казны били нелегальные производители алкоголя. В стране развернулась широкая кампания против самогонщиков. Шверника назначили заместителем председателя Комиссии для борьбы с самогоном, кокаином, пивными и азартными играми. В рекомендациях, наряду с мерами административного воздействия и культурно-просветительной работой, ставился «вопрос о вине и пиве как возможном отвлекающем от самогона». Но вытеснить самогон с помощью продажи этих напитков не получалось.

Попытки снизить объемы самогоноварения расширением продажи слабоалкогольных напитков имели некоторый успех только в крупных городах.

Малоэффективными оказались и попытки завоевать деревенский рынок 30-градусными наливками. Комиссия переходила к радикальным мерам. Как указывается в книге Игоря Орлова «Советская повседневность: исторический и социологический аспекты становления», в 1923 году было изъято 115 тыс. самогонных аппаратов, в 1924-м – 135 тыс. Часть штрафных сумм за незаконное изготовление, хранение и продажу спиртных напитков в целях стимуляции и поощрения распределяли между милиционерами и их помощниками.

Ситуация, однако, часто принимала характер замкнутого круга:

отряды милиции после конфискации самогона либо сами реализовывали его на стороне, или же употребляли — и не могли самостоятельно покинуть место обыска.

В общем, комиссии не удалось добиться сколько-нибудь существенных успехов. А в конце 1920-х в стране вновь развернулась борьба с пьянством, в которой участвовали знаменитые персоны и ученые. Начали возникать антиалкогольные общества. Лучше обстояло с игорным делом: в 1928 году оно было запрещено как пережиток капитализма.

Эвакуировал промышленность, присоединял Туву

В годы Великой Отечественной войны Шверник отвечал за эвакуацию советской промышленности в восточные регионы СССР, а также был председателем Чрезвычайной государственной комиссии по установлению и расследованию злодеяний немецких захватчиков. Собственно, именно эта комиссия признала расстрел польских военнопленных в Катыни преступлением нацистов. Хотя едва ли данная фальсификация была инициативой Шверника: скорее, он выполнял задание высшего руководства страны. А вот создание англо-советского профсоюзного комитета для победы над Германией было уже чисто его инициативой.

В 1944 году в карьере Шверника произошел очередной взлет: он был избран «вице-президентом СССР» и «президентом России». 14 октября того же года Президиум Верховного Совета РСФСР под его руководством издал указ о принятии Тувы в состав РСФСР. Русское население республики было мобилизовано на фронт. Уходили добровольцами и тувинцы. В целом население Тувы оказало огромную материальную поддержку СССР во время войны.

19 марта 1946 года, после выхода тяжелобольного Михаила Калинина на пенсию, 57-летний Шверник занял самый высокий пост в стране по Конституции

– председателя Президиума Верховного Совета СССР. Правда, новый «президент» сильно уступал «всесоюзному старосте» в известности и, в отличие от него, принимал просителей крайне редко.

«Указ о реабилитации крымских татар выглядит фейковым». Что говорят активисты о ситуации в Крыму

Семь лет назад президент России Владимир Путин подписал указ «О мерах по реабилитации армянского, болгарского, греческого, итальянского, крымскотатарского и немецкого народов и государственной поддержке их возрождения и развития». По мнению российских властей, этот указ «восстановил историческую справедливость, снял ложные обвинения с депортированных народов».

По словам председателя российского правительства Крыма Юрия Гоцанюка, в Крыму ведется работа «по укреплению гражданского мира и согласия на полуострове, обеспечению межнационального и межконфессионального взаимопонимания, по социальной поддержке и обустройству реабилитированных народов».

Читать еще:  Составление должностной инструкции водителяэкспедитора

«В этом году в Бахчисарайском районе должны быть завершены работы по строительству Мемориального комплекса жертвам депортации. Это наш человеческий долг перед теми, кто стал невинной жертвой тех трагических событий. Кроме того, в этом году на республиканском уровне планируется провести более 70 мероприятий этнокультурного характера, издать 30 наименований книг и 13 видов печатных изданий на родных языках народов Крыма. Грантовую поддержку на укрепление межнационального единства получат ряд национально-культурных автономий и общественных организаций республики», – заявил Гоцанюк.

По мнению крымскотатарского активиста Заира Смедля, к репрессированным народам в Крыму можно относить только крымскотатарский.

«Начну с того, что никакой другой народ в Крыму, кроме крымскотатарского не был репрессирован! Да, массовой депортации из Крыма подверглись граждане армянской, болгарской, греческой и немецкой национальностей. Несмотря на то, что Болгария и Греция воевали на стороне гитлеровской Германии, все репрессированные граждане должны были быть реабилитированы в соответствии с Законом России от 18 октября 1991 года № 1761-I «О реабилитации жертв политических репрессий», а крымские татары в соответствии с Законом РСФСР от 26 апреля 1991 года № 1107-I (ред. от 01.07.93) «О реабилитации репрессированных народов», статья 3 которого гласит: «Реабилитация репрессированных народов означает признание и осуществление их права на восстановление территориальной целостности, существовавшей до антиконституционной политики насильственного перекраивания границ, на восстановление национально-государственных образований, сложившихся до их упразднения, а также на возмещение ущерба, причиненного государством. Реабилитация предусматривает возвращение народов, не имевших своих национально-государственных образований, согласно их волеизъявлению, в места традиционного проживания на территории РСФСР», – поделился своим мнением с Крым.Реалии общественник.

Заир Смедля отмечает, что в реальности в отношении крымских татар продолжаются обвинения, в том числе на уровне СМИ и сферы образования.

«Доказательством того, что указ от 21 апреля 2014 года абсолютно не работает, являются периодические сообщения в СМИ и учебных заведениях Крыма и Российской Федерации, допускающие оскорбления в адрес крымских татар по национальному признаку, лживые обвинения в зверствах и массовом предательстве в годы Второй мировой войны. Чтобы доступно объяснить некоторые формулировки, для тех, кто вроде бы имеет высшее образование, а не диплом о высшем образовании, хочу напомнить, что у армян есть Армения, и армянский народ самостоятельно принимает решения в отношении своих граждан и не требует, каких-либо законодательных актов другого государства. То же относится к Болгарии, Греции и Германии», – отметил общественник.

В комментарии Крым.Реалии крымскотатарский активист Эдем Дудаков сделал акцент на том, что российские власти даже на трагических событиях выстраивают нужные им мифы.

«Империя кривых зеркал – так можно охарактеризовать одним предложением политическую сущность этой страны и всякие там высказывания ее чиновников. Как и всякая империя, путинская Россия неотделима от мифов. Давайте разложим их мифы по полкам. Во-первых, из Крыма депортировали один народ – крымскотатарский. Все остальные депортированные по этническому принципу – это этнические группы. Словосочетание «депортированные народы» – это тоже часть русского мифа. Они таким путем размазывают трагедию коренного народа. Народ, который депортировали (помимо общих потерь с этническими группами), лишили жизненного пространства – земли, родины, культурного наследия, самобытности, уклада жизни. Вторая сторона этого мифа – «Крым всегда был интернациональным». Почему-то Москва, поселки внутри Золотого кольца – сугубо национальны, а родина моего народа интернациональна. Именно таким образом стряпаются все мифы «русского мира», – прокомментировал ситуацию активист.

Крымские татары и «не тот» экстремизм

По мнению Эдема Дудакова, крымскотатарский народ подвергся не только депортации, но и этноциду со стороны СССР.

«Итак, что произошло 18 мая 1944 года, когда московская власть, воспользовавшись войной, депортировала коренной народ Крыма, зачистив его жизненное пространство, и перераспределив в пользу титульной нации империи? Было стерто культурное наследие, нарушен этнический уклад жизни, переименована автохтонная топонимика, в печах сожжен весь библиотечный фонд, уничтожена образовательная система. Признала ли империя эти свои деяния актом, по меньшей мере, этноцида против коренного народа Крыма? Нет. В чью пользу произошло перераспределение жизненного пространства коренного народа Крыма? В пользу титульной нации империи – русского народа. Потому что топонимика переименована на русский язык, история Крыма фальсифицирована в пользу российской державы, переселения в Крым шли в основном из России, мифы о предательской сущности малых народов – чисто имперское изобретение», – считает активист.

Дудаков уверен, что «все принятые Россией правовые акты в отношении крымскотатарского народа – пусты и они ничего не восстанавливают».

«Они пришли в 2014 году, и тюрьмы опять полны нашими активистами. Запрещены органы самоуправления нашего народа. Опять пытаются издать учебники истории о предательской сущности нашего народа. Их преподаватели на уроках унижают наших детей, повторяя старые мифы о предательстве коренного народа. Опять запреты и преследования тех, кто не согласен с их системой. Они хотят оставить все как есть: не менять мифы, не воссоздавать автономию, не возвращать топонимику, уголовно преследовать свободу мысли и сажать в тюрьмы лидеров национального движения, препятствовать возвращению народа из мест ссылки. До 2014 года депортированные из Крыма сразу получали вид на жительство, а в течение шести месяцев получали гражданство. Теперь этот процесс в лучшем случае длится пять лет. Наш народ говорит этому «нет». Вот вся суть конфликта», – отмечает активист.

Черная легенда о «народе-предателе»

Эдем Дудаков на фактах продемонстрировал отношение к крымскотатарскому народу украинских и российских властей.

«За 20 лет Украина обеспечила жильем около 9000 семей, обустроила 350 поселков. Провела 1300 км электрических сетей, 1120 км сетей водоснабжения, 560 км газовых сетей, открыла 14 национальных школ, 200 групп дошкольного воспитания, организовала крымскотатарский университет, воссоздала библиотеку им. Гаспринского, открыла национальный театр и телевидение, появился ансамбль «Крым» и «Хайтарма». Плюс помощь в создании общественного телеканала ATR и радио «Мейдан». За шеть лет России – не более 500 семей обеспечены жильем. Построено лишь несколько километров электрических, газовых и водопроводных сетей. Зато уничтожены шесть полян протеста (для решения проблем которых в украинский период были созданы государственные комиссии), закрыты ATR и радио «Мейдан», ансамбли «Крым» и «Хайтарма» загнаны в филармонию. Закрыты дошкольные группы с крымскотатарским речевым режимом», – рассказал активист.

Координатор общественного объединения «Крымская солидарность» Сервер Чолакчик рассказал Крым.Реалии, что на фоне ущемления крымскотатарского народа в Крыму указ о реабилитации выглядит фейковым.

«Мы видим, что принимаемые законы остаются только на бумаге. Современная Россия, являясь правопреемницей СССР, продолжает тенденцию ущемления крымскотатарского народа. Свидетельством тому являются нередкие обвинения моего народа в предательстве со стороны обычных граждан и даже политиков, и как следствие – оправдание депортации. Конечно, большинству населения Крыма это удобно, ведь их предки приехали в обжитые дома и на все готовое. Государство же закрывает на это глаза и не реагирует на эту очень болезненную для нас тему. С другой стороны, подтверждением фейковой реабилитации является постоянное запугивание и давление на народ: обыски, аресты, административные производства, давление на крымскотатарские издания, ограничение преподавания на родном языке (хотя на бумаге все замечательно). Еще одна часть реабилитации, которая должна быть осуществлена, это экономическая составляющая. О чем может идти речь, когда народ вернулся на свою Родину – на голую землю. Где за более чем 30 лет обжился, выстроил дома – это результат трудолюбия крымскотатарского народа! Для восстановления исторической справедливости недостаточно издавать указы, а нужно плодотворно и усердно работать, и, в первую очередь, в сфере информационной. При правильном подходе, чтобы выбить из умов людей эти лживые мысли, нужны десятки лет, а при нынешней ситуации это почти невозможно», – отметил активист.

КР в YouTube
КР в Facebook
КР в мобильном

По наблюдениям активиста общественного объединения «Крымская солидарность» Энвера Шерфиева, в Крыму продолжаются преследования крымских татар по национальному признаку.

«Явным примером являются недавние случаи, которые произошли в Крыму. В начале апреля в школе села Дачное учительница оправдала депортацию крымскотатарского народа 18 мая 1944 года и назвала крымских татар предателями, которые помогали фашистам захватить Крым. А также случай, который произошел в Бахчисарае 9 апреля, когда директор колледжа назвала избиение крымской татарки однокурсницами – банальной ссорой между девочками. Также явным примером являются систематические обыски и аресты крымских мусульман, крымских татар, по сфабрикованным обвинением в «терроризме» и заявление подконтрольного России главы Крыма Сергея Аксенова, когда он благодарит силовые структуры после этих обысков и арестов. Но, что самое интересное, когда старейшины нашего крымскотатарского народа собираются возле здания Совмина Крыма и ждут объяснения от Аксенова, то он – то занят, то его нет на месте», – рассказал в комментарии Крым.Реалии активист.

21 апреля 2014 года президент России Владимир Путин подписал указ о реабилитации крымскотатарского и других народов Крыма, пострадавших от репрессий.

Согласно постановлению Верховной Рады Украины, день 18 мая объявлен Днем памяти жертв геноцида крымскотатарского народа. В этот день в Украине и мире вспоминают о жертвах депортации крымскотатарского народа из Крыма в 1944 году, когда с полуострова был отправлен первый эшелон крымских татар. Всего было депортировано около 200 тысяч человек.

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты
Adblock
detector